+375 (17) 323-66-62
+375 (29) 644-15-77
+375 (29) 215-94-83

Риск-ориентированный управленческий учет

20.12.10г.
Рубрика: Бизнес-образование, Консалтинг Направление: Финансы Авторы: Егор Егорушкин

Поскольку начало финансового года для большинства белорусских компаний — это подведение итогов года предыдущего, автор статьи (в тех случаях, когда его приглашают принять участие в подобной оценке деятельности) имеет прекрасную возможность для пополнения коллекции веских аргументов в «защиту» несовершенства отечественной системы учета.

К сожалению, каждый год мне приходится констатировать: применяемые белорусскими компаниями учетные процедуры не позволяют полноценно оценить результаты деятельности как самой компании, так и ее менеджмента. При этом данные процедуры все больше и больше напоминают процесс управления автомобилем с помощью одного только зеркала заднего вида: хорошо видно, что осталось позади, но абсолютно непонятно, что ждет впереди.

Наглядные упрощения

Занимаясь внедрением системы учета и отчетности у своих клиентов, я всегда использую методику риск-ориентированного управленческого учета. В отличие от тех подходов, при помощи которых можно оценить лишь то, как компания сработала в определенный период, риск-ориентированный учет дает объективный ответ на вопрос, позволяет ли деятельность компании достигнуть поставленных перед нею целей в будущем.

Разговор о риск-ориентированном управленческом учете я хотел бы начать с конкретного примера, показывающего преимущества данного подхода по сравнению с традиционными учетными системами.

Пример 1

1 декабря 2010 года компания «С», занимающаяся импортом и реализацией бытовой техники, приобретает у поставщика телевизоры стоимостью 10 000 евро (цена включает в себя доставку товара на склад «С» в г. Минске) с отсрочкой платежа на срок 60 дней. От реализации данных телевизоров компания ожидает получить доходность не менее 6%. Учитывая текущий курс покупки валюты, а также закладывая некоторый резерв под непредвиденные ситуации, «С» устанавливает цену на партию в размере 45 млн руб. (без налога на добавленую стоимость, НДС), по которой реализует эту партию 15 декабря с аналогичной отсрочкой платежа на условиях самовывоза. Курс евро/руб., установленный Национальным банком Республики Беларусь, составляет:

  • на 1 декабря 2010 года — 4 170;
  • на 31 декабря 2010 года — 4 210.

Попробуем составить бухгалтерские проводки «С» за декабрь 2010 года, ее баланс на 01.01.2011 и оценить результаты деятельности компании.

При этом сразу сделаем оговорку, что при формировании бухгалтерских проводок «С» будем дебетовать и кредитовать статьи ее баланса .

Итак:
01.12.2010 (отражение приобретения телевизоров):

Дт «Готовая продукция и товары для реализации» 41 700 000
Кт «Задолженность перед поставщиками и подрядчиками» 41 700 000

15.12. 2010 (отражение реализации телевизоров):

Дт «Задолженность покупателей и заказчиков» 54 000 000
Дт «Прибыль отчетного периода» (себестоимость реализованных телевизоров) 41 700 000
Дт «Прибыль отчетного периода» (НДС, уплачиваемый по реализации телевизоров) 9 000 000
Кт «Прибыль отчетного периода» (выручка от реализации телевизоров) 54 000 000
Кт «Задолженность по налогам и сборам» 9 000 000

31.12.2010 (отражение переоценки задолженности перед поставщиком в связи с изменением курса евро):

Дт «Прибыль отчетного периода» (курсовые разницы) 400 000
Кт «Задолженность перед поставщиками и подрядчиками» 400 000

В результате осуществления данных операций баланс компании «С» на 01.01.2011 будет иметь следующий вид (табл. 1).

 

Как видно, менеджмент компании достиг поставленной цели. Доход «С» за декабрь 2010 года составил 2,9 млн руб., что при себестоимости реализованных телевизоров, равной 41,7 млн, дает доходность на уровне 7%. Кроме того, компания находится в неплохом финансовом состоянии, так как при наличии требований к покупателям в размере 54 млн руб. погасить своим кредиторам должна лишь 51,1 млн. Другими словами, коэффициент текущей ликвидности «С» больше единицы, и компания не должна столкнуться с трудностями при погашении своих обязательств.

Угрозы из будущего

Важно помнить, что бизнес-процессы в компаниях «растянуты» во времени. Мы можем изучить процессы, дать окончательную оценку деятельности компании за определенный промежуток времени, но ведь некоторые из этих процессов продолжают длиться, они еще не закончены! И вероятность негативных факторов, которые могут повлечь за собой ухудшение финансового состояния компании и которые обязательно нужно учесть, в будущем не исключена.

Так, в примере 1 процесс купли-продажи телевизоров будет завершен только после того, как компания получит денежные средства от покупателя и рассчитается со своим поставщиком. В связи с этим для оценки результативности деятельности менеджмента «С» мы должны принять во внимание и ряд событий, которые произойдут после 01.01.2011.

Решение данной задачи, на первый взгляд, очевидно: дождаться завершения процесса купли-продажи и подвести результаты. Однако все понимают, что деятельность условной компании «С» состоит из одной сквозной сделки. На практике же все гораздо сложнее. Во-первых, в компании происходят тысячи бизнес-процессов; во-вторых, эти процессы зачастую пересекаются друг с другом; в-третьих, некоторые процессы, как отмечалось выше, длятся весьма долго (к примеру, процесс послепродажного обслуживания может затянуться на добрый десяток лет). В связи с этим невозможно зафиксировать момент, когда будут завершены все процессы, начатые до определенного времени, а если это и возможно, то в чем смысл подведения итогов того, что было год назад?

Выходом из данной ситуации является внедрение в компании риск-ориентированного управленческого учета.

Следует отметить, что традиционные учетные методики включают в себя ряд процедур, представляющих собой инструменты риск-ориентированного учета. В качестве примеров можно, в частности, привести формирование резерва под безнадежную дебиторскую задолженность и формирование резерва по расходам на гарантийное обслуживание компании. Они являются яркой иллюстрацией того, как оценка результатов деятельности менеджмента производится не только по уже наступившим событиям, но и по ожидаемым будущим негативным последствиям, которыми в данном случае будут выступать непогашение покупателями своих долгов, расходы компании на ремонт и замену продукции по гарантии.

Ниже мы остановимся в первую очередь на нетрадиционных процедурах риск-ориентированного учета, а также попытаемся предложить новое использование некоторых традиционных методов, позволяющих существенно повысить информативность учета и отчетности компаний.

Возвращаясь к примеру 1, можно назвать как минимум четыре вида рисков, каждый из которых способен помешать компании « С» достигнуть поставленной цели:

  • риск изменения валютных курсов;
  • риск ликвидности;
  • кредитный риск;
  • рыночный риск.

Рассмотрим данные виды рисков подробнее, а именно:

  • выявим негативные последствия, которые грозят «С» в случае наступления каждого из рисков;
  • проанализируем возможность введения в учет «С» процедур, позволяющих своевременно идентифицировать и оценивать стоящие перед компанией риски;
  • изучим возможные действия, которые менеджмент «С» мог бы предпринять для минимизации стоящих перед ней рисков.

Валютный риск: все зависит от позиции

Валютный риск представляет собой риск возникновения у компании убытков вследствие неблагоприятного изменения курса иностранных валют. Существует ли данный риск в рассматриваемой ситуации (пример 1)? Несомненно.

Давайте оставим приведенные выше цифры баланса «С» неизменными, а изменим только дату баланса — с 01.01.2011 на 01.01.2009. Как все мы прекрасно помним, 2 января 2009 года курс евро по отношению к белорусскому рублю возрос на 20%. Так как задолженность «С» перед поставщиками и подрядчиками полностью выражена в евро, 2 января 2009 года долг возрастет на 20%, составив не 42,1 млн руб., а примерно 50,5 млн (остальные статьи обязательств и активов «С» номинированы в белорусских рублях, поэтому они останутся без изменений). Общий убыток компании от изменения курса евро составит 8,4 млн руб., что приведет к тому, что «С» не только не достигнет цели по норме доходности, но и получит от данной сделки существенный убыток и не сможет даже рассчитаться по своим долгам. Таким образом, 31 декабря мы ушли с работы из успешной компании, которая полностью выполняла поставленные перед нею задачи, а 2 января вернулись в компанию-банкрот...

В связи с чем изменение курса евро по отношению к национальной валюте оказало столь существенное влияние на финансовое состояние «С»? Это связано с тем, что, оценивая результаты своей деятельности и собственное состояние в белорусских рублях, компания имела задолженность в иностранной валюте, не подкрепленную соответствующими активами. То есть имела открытые валютные позиции.

Как известно, валютная позиция представляет собой разницу между активами и обязательствами компании в иностранной валюте. Представим компанию, которая ведет обширные экспортно-импортные торговые операции. В любой момент времени она имеет задолженность перед поставщиками в различных валютах, а также ожидает мультивалютные платежи от покупателей за ранее отгруженный товар. Если мы в произвольный момент времени графически выразим эквиваленты в белорусских рублях активов и обязательств данной компании, номинированных в разных валютах, то получим картину, представленную на рисунке 1.

Если сложить площадь темных прямоугольников, представляющих собой ожидаемые поступления компании, выраженные в белорусских рублях, то эта площадь превысит совокупную площадь светлых прямоугольников, представляющих собой обязательства компании. Таким образом, текущие активы компании превышают ее краткосрочные обязательства, то есть значение коэффициента текущей ликвидности выше единицы и, соответственно, компания не должна столкнуться с финансовыми трудностями при погашении своих обязательств.

Однако если мы рассмотрим активы и обязательства компании в разрезе отдельных валют, то увидим, что:

  • ожидаемые поступления в белорусских рублях существенно превышают номинированные в данной валюте обязательства компании (подобная ситуация, когда активы компании в иностранной валюте превышают обязательства, в общепринятой практике называется длинной открытой позицией);
  • обязательства компании по выплатам в долларах США ненамного превышают платежи, ожидаемые к поступлению в данной валюте (подобная ситуация, когда обязательства компании в иностранной валюте превышают активы, называется короткой открытой позицией);
  • компания должна осуществить ряд платежей в евро, тогда как поступлений в данной валюте не ожидается (короткая открытая позиция);
  • компании в будущем поступят платежи в российских рублях, тогда как выплат в данной валюте производиться не будет (длинная открытая позиция).

Вспомнив определение валютной позиции, мы можем сделать вывод, что валютная позиция представляет собой разницу между площадями прямоугольников темного и светлого света. При этом в случае, если площадь прямоугольника темного цвета превышает площадь светлого прямоугольника, мы имеем дело с длинной позицией, если наоборот, то с короткой. Добавим также, что в случае, если обязательства и активы компании по какой-либо валюте равны, то принято говорить о закрытой позиции.

Что будет происходить в случае, если курс каждой из иностранных валют возрастет на 10% по отношению к белорусскому рублю, который мы выбрали в качестве иностранной валюты?

В случае, если возрастет курс доллара США, мы получим ситуацию, приведенную на рисунке 2.

Итак, белорусский эквивалент величины обязательств компании в долларах США увеличился, что отражает потери компании от изменения курса валют, однако совокупные потери компании оказались незначительными, так как на практически аналогичную величину произошел рост суммы требований к контрагентам компании, номинированных в данной валюте, представляющий собой доходы компании.

В случае, если возрастет курс евро, мы получим ситуацию, отраженную на рисунке 3.

В этом случае мы видим, что после 10-процентного роста обязательств компании, номинированных в евро, произошло существенное ухудшение финансового состояния компании, так как потери, представляющие собой увеличение кредиторской задолженности, составляют значительную величину. Более того, обязательства компании стали превышать ее требования (совокупная площадь прямоугольников светлого цвета превышает соответствующий показатель для темных прямоугольников) — фактически на текущий момент компания не в состоянии рассчитаться со своими кредиторами.

Ситуация после роста курса российского рубля приведена на рисунке 4.

Здесь мы наблюдаем улучшение финансового состояния компании, так как при неизменности всех остальных величин произошел рост требований компании, номинированных в российских рублях.

Как видно, одинаковое изменение курса трех иностранных валют разнонаправлено повлияло на финансовое состояние компании. В первом случае финансовое состояние компании практически не изменилось, во втором — существенно ухудшилось, а в третьем — улучшилось. Это связано с тем, что по каждой из данных валют на момент изменения курса компания имела разное состояние открытых валютных позиций: по евро и российским рублям наблюдались существенные короткая и длинная позиция соответственно, тогда как по долларам США позиция была практически закрыта.

Исходя из вышесказанного, мы можем заключить, что влияние изменений валютного курса на деятельность компании зависит от направлений и величины валютной позиции. И на самом деле, очевидно, что при изменении курса валют на финансовый результат деятельности компании относится сумма переоценки, приходящаяся только на величину открытой валютной позиции, тогда как переоценка оставшейся части требований компенсируется противоположно направленной переоценкой обязательств компании, и наоборот.

Итак, если компания проводит рискованную валютную политику, то она должна стремиться к максимизации своих длинных позиций в случае, если она делает ставку на рост соответствующей валюты, и на максимизацию коротких позиций — в случае, если она ожидает девальвации данной валюты.

В тоже время, если компания — сторонник осторожной валютной политики, она должна стремиться к тому, чтобы ее позиции были максимально закрыты. Очевидно, что при большом объеме валютных операций добиться полного постоянного закрытия всех позиций практически невозможно (о том, каким образом их можно закрывать, мы поговорим ниже), но компания должна стремиться к такому их состоянию, которое в общих чертах отражено на рисунке 5.

Дополнительные счета: теперь порядок!

Обратимся к примеру 1 и посмотрим, что происходит с валютными позициями «С». Компания работает только с одной иностранной валютой (евро), и по состоянию на рассматриваемую нами дату у «С» есть обязательство перед поставщиком в размере 10 000 евро, тогда как активы, номинированные в данной валюте, отсутствуют. Таким образом, по состоянию на 31.12.2010 компания имеет короткую валютную позицию в размере 10 000 евро. Учитывая существенную величину данной позиции в валюте баланса (более 75%), «С» несет существенный риск, связанный с возможным ростом курса евро по отношению к белорусскому рублю.

Можем ли мы получить данную информацию из учета либо отчетности компании, не вдаваясь детально в ее операции? На первый взгляд, да. Для этого достаточно посмотреть аналитику учета по счету расчетов с поставщиками и подрядчиками. Однако не будем забывать, что пример 1 — упрощенный. На практике компании, занимающиеся экспортно-импортными операциями, осуществляют от нескольких десятков до нескольких тысяч операций в иностранной валюте в месяц, а не одну, как в нашем случае. При этом задолженность перед поставщиками может быть номинирована в различных валютах; компания, вероятнее всего, имеет валютные счета в банке, включая кредитные; расчеты с поставщиками учитываются на разных счетах (60, 76); компании-экспортеры отражают в учете и требования, номинированные в иностранных валютах. Все это потребует для расчета валютных позиций формирования множества аналитических расшифровок, их фильтрацию по отдельным валютам и другие подобные действия.

При постановке риск-ориентированного управленческого учета у моих клиентов, работающих с иностранными валютами, я предлагаю им более простое решение данной задачи, которое, как правило, и реализуется на практике. В учете клиента мы вводим два дополнительных счета — «Валютная позиция» и «Рублевый эквивалент валютной позиции» (в тех случаях, когда управленческий учет ведется в белорусских рублях — в противном случае это может быть «Долларовый эквивалент валютной позиции» либо любые другие варианты в зависимости от выбранной валюты учета). При проведении в учете операций в иностранной валюте (валюте, отличной от валюты учета) автоматически формируется также дополнительная проводка по счету «Валютная позиция», к которому открываются субсчета по видам валют, в корреспонденции со счетом «Рублевый эквивалент валютной позиции».

Так, если бы приведенная в примере 1 операция поступления телевизоров отражалась в учете компании, в которой был бы внедрен риск-ориентированный учет по предлагаемой мной методике, то она имела бы следующий вид (полужирным шрифтом выделены автоматически формирующиеся дополнительные проводки):

01.12.2010 (отражение приобретения телевизоров):

Дт «Готовая продукция и товары для реализации» 41 700 000
Дт «Рублевый эквивалент валютной позиции» 41 700 000
Кт «Задолженность перед поставщиками и подрядчиками» 41 700 000
Кт «Валютная позиция (евро)» 41 700 000

Операция переоценки же задолженности поставщика на 31.12.2010 формировала бы следующие учетные проводки:

31.12.2010 (отражение переоценки задолженности перед поставщиком в связи с изменением курса евро):

Дт «Прибыль отчетного периода» (курсовые разницы) 400 000
Дт «Рублевый эквивалент валютной позиции» 400 000
Кт «Задолженность перед поставщиками и подрядчиками» 400 000
Кт «Валютная позиция (евро)» 400 000

Поскольку проводки по счету «Валютная позиция» формируются только в корреспонденции со счетом «Рублевый эквивалент валютной позиции», данные счета имеют одинаковые по величине разнонаправленные сальдо, в сумме равные нулю. В тоже время, сформировав отчет по субсчетам счета «Валютная позиция», мы в любой момент времени можем получить информацию о состоянии валютной позиции по каждой иностранной валюте, с которой работаем.

К примеру, по состоянию на 01.12.2010 по субсчету «Валютная позиция (евро)» мы имеем кредитовое сальдо в размере 41 700 000 руб., что свидетельствует о наличии короткой позиции по евро в размере 10 000 евро (по курсу на 01.12.2010). Об этом же свидетельствует и кредитовое сальдо по данному субсчету в размере 42 100 000 руб. на 31.12.2010 (по курсу на соответствующую дату).

Мне могут возразить: методика предполагает, что операции по счетам учета для корректного расчета валютных позиций должны осуществляться день в день, а это практически невозможно сделать. Я с этим категорически не согласен! Какие виды активов и обязательств компании могут быть номинированы в иностранной валюте? В 99% случаев это будут: денежные средства, расчеты по кредитам и займам, расчеты перед иностранными поставщиками за материальные ресурсы и задолженность покупателей (в случае отпуска им продукции (товаров, работ, услуг) за валюту). Все эти операции в любом случае должны отражаться в учете компании оперативно, то есть день в день, максимум — на следующий день. В противном случае можно утверждать, что учет в компании поставлен неэффективно (и не только с точки зрения учета рисков). Что касается тех операций, которые обычно отражаются в учете компаний по прошествии значительного времени (услуги за месяц, заработная плата, налоги и др.), то они практически никогда не оплачиваются в иностранной валюте, а если и оплачиваются, то данная сумма составляет незначительную часть в общем объеме валютных операций компании.

С вероятностью 95%

Но вернемся к нашему примеру. По состоянию на 31.12.2010 короткая открытая позиция по евро компании по данным учета составляет 42,1 млн. руб. Это много либо мало?

Согласно данным учета компании ее собственный капитал на указанную дату составляет 2,9 млн руб., то есть 6,9% от короткой валютной позиции. Это означает, что в случае роста курса валюты не более, чем на 6,9%, компания сможет рассчитаться по своим долгам, так как курсовые потери в этом случае будут покрыты за счет ее собственных средств. Остается ответить на два вопроса:

  • готова ли «С» рисковать собственными средствами в полном объеме?
  • насколько вероятно, что курс евро возрастет более чем на 6,9%?

Я думаю, что ответ на первый вопрос в большинстве случаев будет: «Нет». А вот та часть собственных средств, которыми компания готова рисковать, зависит уже от конкретного отношения к риску ее менеджмента.

Что касается ответа на второй вопрос, то его нам не сможет дать никто. Тем не менее, достаточно точно рассчитать наши вероятные максимальные потери можно, и поможет нам в этом математическая статистика, а, точнее, расчет величины Value at Risk (стоимость, находящаяся под риском), либо VaR в общепринятом обозначении .

VaR — это выраженная в денежных единицах оценка величины, которую не превысят ожидаемые в течение данного периода времени потери с заданной вероятностью.

Для расчета данного показателя вам понадобятся курсы интересующих вас валют за некоторый период времени, предшествующий дате расчета. Как правило, для повышения точности расчета рекомендуется использовать не менее 60 наблюдений (при расчете данного показателя в банках Республики Беларусь в ряде случаев используется более 250 наблюдений). Но мы с вами для демонстрации технологии расчета будем использовать курсы евро/руб., установленные Национальным банком Республики Беларусь в ноябре 2010 года, оперируя 22 наблюдениями (без учета выходных и праздничных дней, в которые курс не меняется). Данные по курсу евро за указанный период приведены в табл. 2.

На первом этапе расчета VaR нам необходимо рассчитать ежедневное процентное изменение курса. Оно определяется по формуле:

Изменение, % = (Курсt – Курс t-1) / Курсt-1,

где t — соответствующая дата установления курса.

Результаты расчета приведены в третьем столбце табл. 2.

Также для расчета нам необходимы:

  • среднее значение ежедневного изменения курса за период (µ) ;
  • стандартное отклонение ежедневного изменения курса за период (σ) ;
  • коэффициент (Zα) (квантиль нормального распределения), который показывает, во сколько раз потери для заданной вероятности больше стандартного отклонения. В общепринятой практике используют два значения данного коэффициента: по стандартам Базельского комитета по банковскому надзору расчет VaR ведется с доверительным интервалом на уровне 99% (в этом случае коэффициент принимает значение 2,326), по методике Risk Metrics — 95% (1,645). В зависимости от требований менеджмента компании расчет может вестись с любым произвольным доверительным интервалом .

После расчета всех заданных показателей значение VaR можно рассчитать по формуле:

VaR = - (-Zα x σ + µ) × ВП,

где ВП — размер открытой валютной позиции в валюте учета на дату расчета.

Для нашего примера значение VaR, рассчитанное с уровнем достоверности 95%, составит:

VaR = -(-1,645 × 0,0074 – 0,0017) × 42 100 000 = 584 053 руб.

Подчеркну: полученное нами значение VaR, рассчитанное с доверительным интервалом на уровне 95%, говорит нам не о том, что с вероятностью 95% в течение следующего дня компания получит убыток от изменения курса евро в размере 578 504 руб., а о том, что мы уверены на 95%, что потери компании в течение следующего дня не превысят 578 504 руб.

Так как размер валютной позиции был взят на 31.12.2010, мы можем говорить, что 1 января 2011 года компания может потерять от изменения курса валют до 0,6 млн руб. Очевидно, что в данном случае прибыль от сделки составит 2,3 млн руб., что при себестоимости реализованных телевизоров в размере 41,7 млн руб. позволит обеспечить доходность на уровне 5,5%, то есть стоящая перед «С» цель не будет выполнена.

Оговорка в валюте. 
Валютные оговорки

Может ли менеджмент компании предпринять какие-либо действия для снижения имеющегося уровня валютного риска? Да. В общепринятой практике широко применяются два подхода к минимизации валютных рисков. Первый из них — это так называемые валютные оговорки, второй — хеджирование.

В общем виде суть методики валютных оговорок заключается в том, что валюта, в которой производится платеж по контракту, увязывается с более устойчивой валютой и сумма платежа ставится в зависимость от изменения курса этой более устойчивой валюты. В нашем конкретном случае, так как «С» работает с парой евро/руб., сумма требований к покупателю устанавливается в национальной валюте в зависимости от курса евро/руб. на дату осуществления платежа.

В нашем случае компания может использовать метод «валютных оговорок» в двух видах:

  1. При поступлении товара компания устанавливает цену в евро и реализует ее покупателю в белорусских рублях по курсу на дату отгрузки. В последующем покупатель производит оплату в белорусских рублях по данной цене. Данный подход широко применяется белорусскими компаниями, занимающимися импортом товаров и их реализацией на территории Беларуси.
  2. Кроме установления цены на товар в зависимости от курса евро/руб., сумма конечной оплаты покупателя также устанавливается в зависимости от установленного курса на дату оплаты. Еще недавно данный подход также широко использовался белорусскими компаниями, однако в последнее время его применение становится все более проблематичным —вследствие как введения законодательных ограничений на его применение, так и все нарастающего сопротивления покупателей.

Здесь я бы хотел в очередной раз вернуться к вопросу о том, как важно производить разработку конкретных учетных процедур в зависимости от процессов, происходящих внутри компании. Давайте вернемся к нашим счетам валютных позиций и посмотрим, как должен быть построен учет в каждом конкретном случае для того, чтобы минимизировать влияние валютных рисков на деятельность компании.

Поскольку «С» устанавливала цену продажи в белорусских рублях на дату поступления телевизоров, счет валютной позиции был задействован только для отражения задолженности перед поставщиком за товар. Как будут выглядеть валютные позиции компании в случае, если она использует валютные оговорки по первому из приведенных нами подходов?

Очевидно, что валютные обязательства «С» не изменятся, так как и в первом, и во втором случае «С» должна поставщику 10 000 евро, и других валютных обязательств не имеет.

Что же касается валютных активов, то в первом случае «С» таковых не имеет, ведь независимо от изменения курса евро цена на телевизоры была зафиксирована ею на 01.12.2010 и дальнейшему пересмотру не подлежала. Что касается второго случая, то цена на телевизоры в белорусских рублях будет меняться ежедневно вместе с текущим изменением курса.

Таким образом, все курсовые потери компании, возникающие вследствие изменения величины задолженности перед поставщиком, будут компенсироваться противоположно направленным изменением потенциальной выручки компании. В этой связи мы можем говорить, что у «С» имеются активы, номинированные в иностранной валюте.

Проиллюстрируем данную информацию на конкретном примере.

Пример 2

Предположим, на всю партию телевизоров, закупленных на условиях примера 1, компания установила цену в размере 10 700 евро (без учета НДС), которые реализуются покупателю по курсу евро/руб., установленному на дату продажи, плюс 2%, представляющие собой расходы «С» на приобретение валюты. Компания реализует телевизоры 10.01.2011 (установленный курс евро/руб. — 4 250) за наличный расчет и в этот же день приобретает валюту для расчета с поставщиком. Расчет с поставщиком «С» производит 30.01.2011 (установленный курс евро/руб. — 4 350).

Давайте посчитаем эффективность деятельности «С» по всей операции в совокупности. Выручка компании от реализации телевизоров составила 55 661 400 руб. (10 700 × 1,2 × 4 250 × 1,02), в том числе НДС в размере 9 276 900 руб. Себестоимость реализованных телевизоров составила 41 700 000 руб., расходы «С» на покупку валюты — 850 000 руб. (10 000 × 4 250 × 0,02), а курсовые потери по переоценке валютной задолженности перед поставщиком —1 800 000 руб. (10 000 × (4 170 – 4 350)). Кроме того, в результате того, что за время хранения на счете 10 000 евро курс евро возрос с 4 250 до 4 350 руб., «С» получила доход от переоценки в размере 1 000 000 руб.

Таким образом, общий доход компании составил 3 034 500 руб. (55 661 400 – 9 276 900 – 41 700 000 – 850 000 – 1 800 000 + 1 000 000), что при себестоимости телевизоров в размере 41 700 000 руб. позволило получить доходность в размере 7,3%, то есть поставленная перед «С» цель выполнена.

В примере 2 мы видим, что изменение валютных курсов никак не повлияло на достижение поставленной перед компанией цели, в результате того, что «С» использовала защиту от валютных рисков по методу валютных оговорок. В управленческом учете компании метод валютных оговорок будет отражен следующим способом:

01.12.2010 (отражение приобретения телевизоров):

Дт «Готовая продукция и товары для реализации» 41 700 000
Дт «Рублевый эквивалент валютной позиции» (по валютной задолженности поставщика) 41 700 000
Дт «Валютная позиция (евро)» (по поступившим товарам, цены по которым устанавливаются в зависимости от курса евро) 41 700 000
Кт «Задолженность перед поставщиками и подрядчиками» 41 700 000
Кт «Валютная позиция (евро)» (по валютной задолженности поставщика) 41 700 000
Кт «Рублевый эквивалент валютной позиции» (по поступившим товарам, цены по которым устанавливаются в зависимости от курса Евро) 41 700 000

Таким образом, сальдо по счету «Валютная позиция (евро)» на 31.12.2010 является нулевым. Это свидетельствует о том, что изменение курса евро не окажет влияния на деятельность компании, что, как мы увидели на примере, соответствует действительности.

Источник: Журнал "Финансовый директор"
вернуться к публикациям
Комментарии (0)
ещё комментарии
Войти как

Автор публикации

ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ