+375 (17) 217-00-62
+375 (29) 644-15-77
+375 (29) 215-94-83

Три в одном. Нестандартный подход к учету НДС (часть 1)

30.06.12г.
Рубрика: Бизнес-образование, Консалтинг Направление: Финансы Авторы: Егор Егорушкин

Практика показывает, что одним из самых спорных вопросов в процессе постановки управленческого учета является учет налога на добавленную стоимость (далее — НДС, налог). Вести учет с НДС или без НДС? Как отражать начисление НДС? Как отражать НДС к зачету? Никакой другой вопрос не вызывает столь оживленных дискуссий, ни об один другой вопрос не ломается столько копий, ни по одному другому вопросу не ставится столь четких заданий «хочу в отчетности увидеть…» и не проводится потом столь подробных демонстраций «если мы сделаем так, то получим…» с конкретными примерами. И ни по одному другому вопросу мы не получим… столь мало отвечающий ожиданиям конечный результат.

С НДС или без него?

Дело в том, что сегодня на практике используются только два альтернативных подхода к учету НДС. И это как раз тот случай, когда, как говорится, «один одного хуже».

Сразу хочу упредить возмущение, которое наверняка уже испытывает большая часть читателей журнала: «То есть как это: вести учет с НДС или без НДС?! Ведь с этим все давным-давно понятно! И что значит как учитывать этот налог?! Для чего же тогда счета 18 и 68?».

На самом деле, если вы компетентны в области учета и финансов, то перед вами этот вопрос не встает. Ведь и национальные, и международные, и какие бы там ни было еще стандарты учета и отчетности говорят однозначно: учет активов, доходов и расходов компании ведется без учета НДС.

Однако не забывайте, что мы сейчас говорим об управленческом учете, который никаким стандартам подчиняться не должен. Требование к нему одно: сделать отчетность понятной пользователю, чтобы он видел в ней именно то, что хочет видеть. И если директор или собственник бизнеса желает видеть в отчетности выручку по кассовому методу — извините, дорогие стандарты, и подвиньтесь! Выручка будет отражена по кассовому методу, каким бы смертным грехом вы это ни считали. И если хочет управленец видеть в отчетности все с НДС — значит, будет там все с НДС.

Что самое интересное, большинство далеких от бухгалтерских казуистик управленцев как раз таки и желают видеть данные с учетом НДС! И меньше их со временем не становится. Это сам кассовый метод уже выглядит некоторым анахронизмом — если еще и применяется, то только выборочно либо параллельно с начислением. А вот за учет с НДС собственники и руководители просто-таки горой стоят.

И, вы знаете, я могу их понять. Ведь я тоже считаю, что с управленческой точки зрения учет лучше вести с НДС.

НДС — не «наш»?

Стандарты отчетности, рекомендуя (хотя «рекомендуя» — это слишком мягкое слово; здесь будет уместнее «приказывая») нам вести учет активов, доходов и расходов без НДС, на самом деле учитывают юридическую, а не финансовую сторону вопроса.

Дело в том, что юридически НДС — это не наши деньги. Если мы заглянем в Налоговый кодекс Республики Беларусь (далее — НК), то увидим, что являемся налоговыми агентами, а не плательщиками НДС. То есть когда мы получаем от покупателя определенную сумму денег за нашу продукцию (товары, работы, услуги), заложенный в ней НДС покупатель в реальности платит не нам, а государству. Государство же возлагает на нас обязанность эту сумму с покупателя взять и ему, государству, ее перечислить. Поэтому, если подходить к вопросам учета с точки зрения НК, то учитывать все нужно без НДС, поскольку НДС — это не наши деньги, по большому счету нам и не причитающиеся.

Однако взглянем на этот вопрос с точки зрения финансов. Когда мы уплачиваем государству НДС? 22-го числа следующего месяца, а иногда и 22-го числа следующего квартала. Сказанное означает, что в некоторых случаях практически два месяца, а в некоторых и все четыре, мы можем вполне свободно распоряжаться этими деньгами.

Можно посмотреть на вопрос и по-другому. Все знают, что НДС государству мы платим двумя путями: напрямую, то есть перечисляя деньги в бюджет, или (в большинстве случаев) через таких же налоговых агентов, то есть оплачивая с НДС приобретаемые товары, работы, услуги. И если мы заплатили нашему поставщику сегодня, то когда еще мы этот НДС возьмем к зачету…

Так в чем же смысл обманывать себя, утверждая, что товар поставщика обошелся нам в сумму без НДС?

Вообще, когда возникают споры о том, насколько НДС — это наши деньги, я вспоминаю, как лет пять назад Алексей Кудрин, в то время министр финансов России, пытался наладить администрирование НДС. В бесплодной борьбе с неплатежами его однажды посетила мысль, как сделать НДС полностью прозрачным налогом.

Суть идеи заключалась в следующем: каждому предприятию к каждому его расчетному счету должен был быть открыт дополнительный счет по учету НДС. Функционировала бы эта система следующим образом.

Если к вам на счет поступает какой-либо платеж (помните эти загадочные «в том числе НДС по ставке __%», которые указываются практически в каждой платежке?), то на расчетный счет поступает только сумма без НДС, а сумма самого налога по платежу зачисляется на этот самый второй счет. Тратить с него деньги можно только двумя путями. Первый — это, естественно, уплата НДС в бюджет; второй — если вы принесли в банк платежку, то с вашего расчетного счета будет списана сумма без налога, а «в том числе…» будет перечислена со счета по учету НДС.

Таким образом российский минфин пытался по сути привести реальные финансовые потоки в соответствие с тем, что написано в Налоговом кодексе Российской Федерации, то есть показать, кто НДСу хозяин, и запретить компаниям самовольно распоряжаться «государственными» деньгами.

Что-то мне подсказывает, что если бы эта идея была воплощена в жизнь, то не сильно бы она помогла в борьбе с уклонениями от уплаты налогов. Но самое интересное — то, как отреагировали на данное предложение российские предприниматели. Они провели расчеты, которые показали, что в случае, если бизнес не сможет распоряжаться поступающими к нему суммами НДС, в среднем удорожание товаров и услуг, производимых этим самым бизнесом, составит 3,5%. Проверив эти расчеты, измученный борьбой еще и с инфляцией Алексей Кудрин от идеи отказался.

А вы говорите «чужие» деньги!

Учет с НДС

Но хватит лирических отступлений. Убедил я вас или нет — сама жизнь убеждает, что бизнес считает НДС своими деньгами. На практике около 70% собственников и руководителей компаний учет своей деятельности ведут с НДС. А принимая в расчет то, что в Беларуси управленческий учет практически всегда вырастает из бухгалтерского, цифра получается просто гигантская!

Все эти компании используют один и тот же подход: вся выручка и расходы, а также приобретаемые товарно-материальные ценности учитываются с НДС, а сумма налога, которая подлежит уплате в бюджет за определенный отчетный период, признается расходами компании.

Проиллюстрируем эту методику.

Пример

В мае 2011 г. компания «А» приобретает партию товаров стоимостью 100 000 000 руб. без учета НДС. Обороты по реализации данного товара на территории Республики Беларусь облагаются НДС по ставке 20%. В мае 2012 г. компания реализует 70% приобретенных товаров за 90 000 000 руб. (без учета НДС). Остаток товара компания реализует в июне за 40 000 000 руб.

В мае — июне 2012 г. «А» также отражает расходы по аренде складских и торговых площадей в размере 5 000 000 руб. (без НДС) ежемесячно, а кроме того, начисляет заработную плату сотрудникам в размере 3 000 000 руб.

В управленческом учете «А» за май будут сделаны следующие проводки:

Приобретение товаров:

Дт Товары (сч. 41)
Кт Расчеты с поставщиками и подрядчиками (сч. 60)                         120 000 000 руб.

Реализация товаров в мае:
Отражение выручки от реализации:
Дт Расчеты с покупателями и заказчиками (сч. 62)
Кт Выручка (субсчет 90.1)                                                                             108 000 000 руб.

Отражение покупной стоимости реализованных товаров:
Дт Себестоимость продаж (субсчет 90.2)
Кт Товары (сч. 41)                                                                                                84 000 000 руб.

Отражение затрат на аренду
торговых и складских помещений в мае: 
Дт Расходы на продажу (сч. 44) 
Кт Расчеты с поставщиками и подрядчиками (сч. 60)                              6 000 000 руб.

Начисление заработной платы сотрудникам за май: 
Дт Расходы на продажу (сч. 44) 
Кт Расчеты с персоналом по оплате труда (сч. 70)                                3 000 000 руб.

Как отмечалось выше, сумма НДС, подлежащая за отчетный период перечислению в бюджет, при использовании данного подхода признается затратами компании.

Определим, должна ли «А» что-либо уплачивать в бюджет за май 2012 г.

Сумма налога по выручке компании за май составит 18 000 000 руб.: выручка в размере 108 000 000 × 20 / (100 + 20).

Нам еще необходимо рассчитать сумму налога, которую компания в соответствии с налоговым законодательством в мае 2012 г. имеет право взять в зачет.

Согласно закону суммы НДС по приобретаемым компанией товарам, работам и услугам принимаются к зачету в момент принятия приобретенных материальных ценностей на баланс компании, а также в момент признания приобретенных работ и услуг ее затратами. Поскольку в мае 2012 г. «А» приняла на баланс партию товаров стоимостью 100 000 000 руб. (без НДС), а также признала в качестве затрат облагаемую НДС аренду складских и торговых помещений в размере 5 000 000 руб. (без НДС), то налог по данным элементам может быть принят компанией к зачету. В результате сумма НДС к зачету составит 21 000 000 руб. (20 000 000 руб. по приобретенной партии товаров + 1 000 000 руб. по сумме арендной платы).

Таким образом, сумма НДС к зачету за май 2012 г. у «А» превышает сумму НДС, начисленную по выручке от реализации, на 3 000 000 руб. Получается, что компания не только не должна перечислять НДС, но и имеет возможность получить возврат из бюджета.

В связи с этим в управленческом учете делается проводка вида:

Дт Расчеты по налогам и сборам (сч. 68)

Кт Расходы на продажу (сч. 44)                                                                         3 000 000 руб.

Проводки управленческого учета компании за июнь 2012 г. будут выглядеть так:

Реализация товаров в июне:

Отражение выручки от реализации:
Дт Расчеты с покупателями и заказчиками (сч. 62) 
Кт Выручка (субсчет 90.1)                                                                                48 000 000 руб.

Отражение покупной стоимости реализованных товаров:
Дт Себестоимость продаж (субсчет 90.2)
Кт Товары (сч. 41)                                                                                                36 000 000 руб.

Отражение затрат на аренду торговых и складских помещений в июне:
Дт Расходы на продажу (сч. 44)
Кт Расчеты с поставщиками и подрядчиками (сч. 60)                              6 000 000 руб.

Начисление заработной платы сотрудникам за июнь: 
Дт Расходы на продажу (сч. 44) 
Кт Расчеты с персоналом по оплате труда (сч. 70)                                3 000 000 руб.

Сумма начисленного НДС за июнь 2012 г. составила 8 000 000 руб.: выручка в размере 48 000 000 × 20 / (100 + 20).

Определим сумму НДС к зачету, а также сумму налога, подлежащую перечислению в бюджет.

В июне 2012 г. «А» никакие товарно-материальные ценности не приобретала, в связи с чем к зачету она может взять только НДС по аренде (1 000 000 руб.). Таким образом, по результатам работы за июнь 2012 г. компания должна уплатить в бюджет 7 000 000 руб., что в ее управленческом учете отражается проводкой вида:

Дт Расходы на продажу (сч. 44)

Кт Расчеты по налогам и сборам (сч. 70)                                                      7 000 000 руб.

В результате отражения операций в управленческом учете «А» ее отчетность за май — июнь примет вид, приведенный в табл. 1–2.

ТАБЛИЦА 1

Бухгалтерский баланс «А» на 01.07.2012, млн руб.

Статья баланса На 01.06.2012 На 01.07.2012
АКТИВ
Готовая продукция и товары для перепродажи 36 0
Дебиторская задолженность, в том числе: 111 156
покупатели и заказчики 108 156
задолженность по налогам и сборам 3 0
ИТОГО
Актив
147 156
ПАССИВ
Нераспределенная прибыль (непокрытый убыток) 12 14
ИТОГО
Капитал и резервы
12 14
Кредиторская задолженность, в том числе 129 142
поставщики и подрядчики 126 132
задолженность перед персоналом организации 3 6
задолженность по налогам и сборам 0 4
ИТОГО
краткосрочные обязательства
129 142
ИТОГО 141 156

 

ТАБЛИЦА 2

Отчет о прибылях и убытках «А» за 01.05.2012 — 30.06.2012, млн руб.

Статья баланса Май 2012 г. Июнь 2012 г.
Выручка от продажи товаров 108 48
Себестоимость проданных товаров 84 36
Валовая прибыль 24 12
Коммерческие расходы 6 16
Прибыль (убыток) 18 -4

Стоит отметить, что не все компании на практике отражают «переплату» НДС своим поставщикам в качестве доходов отчетного периода. Иногда дебетовое сальдо по расчетам по НДС попросту игнорируется, а в качестве расходов отражается только возникновение (либо прирост) кредитового сальдо по расчетам с бюджетом по данному налогу за отчетный период. Однако мы не будем рассматривать, какой вид примет отчетность «А» в этом случае. Уверен, любой читатель «Финансового директора» может сформировать ее самостоятельно буквально за несколько минут.

Путь, одинаковый для всех

Я не случайно выбрал для иллюстрации именно этот пример. К сожалению, он только на первый взгляд кажется оторванным от реальной жизни. Обратите внимание, что в деятельности «А» ничего не изменилось: примерно та же наценка, те же затраты. Однако компания в один месяц из прибыльной превратилась в убыточную. Естественно, в июне у «А» снизились объемы реализации, однако такой скачок простым снижением выручки объяснить невозможно.

Объяснение этому нужно искать в нашем налоговом законодательстве. Дело в том, что уплачивать НДС мы должны по мере реализации наших товаров. А вот к зачету НДС мы берем в момент их приобретения. То есть мы получаем два несколько несопоставимых показателя: с одной стороны — НДС, рассчитанный по реализации, а с другой — по приобретению. В связи с этим, когда мы отражаем в качестве расходов подлежащий перечислению в бюджет НДС, эта цифра — не из деятельности нашей компании. Она не имеет никакого реального значения, а представляет собой расчетную величину.

Попытаюсь объяснить, что происходит на самом деле.

Если мы приобрели какой-нибудь товар, но не успели его реализовать, то уплаченный по данному товару НДС пойдет в зачет налога, который мы должны уплатить по проданному товару. То есть отсутствие НДС к уплате не говорит о том, что мы его не должны платить — мы просто получаем по нему отсрочку. Но вот когда мы этот товар продадим, то уже уплатим НДС не только по нему, но и по тем товарам, которые мы продали ранее. Разумеется, этот НДС тоже может быть перекрыт за счет новых приобретений, но бесконечно, как вы понимаете, так продолжаться не может.

В связи с этим, когда мы отражаем в качестве расходов подлежащий перечислению в бюджет НДС, мы либо занижаем нашу сумму расходов (в случае если у нас растет объем склада, так как мы новыми покупками откладываем срок уплаты налога по проданному нами товару), либо ее завышаем (если объем склада падает, так как мы теперь платим не только НДС по продаваемым товарам, но и налог, который мы не уплатили ранее). Но практически никогда (только если у нас «сумма» склада не постоянна!) мы не видим реальной величины наших затрат.

Это можно бы было назвать бухгалтерскими тонкостями, если бы не было так грустно в реальной жизни. В нашем примере «А» прошла путь от прибыльности до убыточности за один месяц. На практике все организации проходят тот же самый путь, но за более длительное время.

И, во-первых, расплата бывает очень тяжелой, так как за это длительное время накапливается очень много отсроченных выплат по НДС, о которых мы ни сном ни духом. А во-вторых, когда НДС нужно платить, зачастую оказывается, что уже и нечем. Так как деньги уже потрачены. Ведь главный вопрос, на который отвечает управленческая отчетность, — это не «Что произошло?», а «Что делать дальше?». Представьте, что вы — компания «А», которая в мае имеет искаженную информацию о собственной доходности. Естественно, вы эти деньги будете тратить: повышать заработную плату, приобретать новое оборудование, расширять склад. А потом в один прекрасный момент оказывается, что деньги-то, оказывается, были не ваши. И теперь их нужно возвращать.

Еще раз повторюсь: рассмотренный пример лишь на первый взгляд кажется оторванным от жизни. На самом деле все компании, которые используют данный подход к учету НДС, проходят один и тот же путь. На первых этапах, когда компания растет и развивается, все хорошо и замечательно. Потом же, когда наступает стабильность в объемах и оборотах, оказывается, что на самом деле у компании есть затраты, о которых она не знала.

В результате собственники и руководители подобных компаний очень быстро отказываются от ведения учета по данной схеме: «Бог с ним, с НДС, — прибыль бы четко понимать…». И начинают пользоваться вполне традиционным методом учета, при котором, как и рекомендуют всяческие стандарты, учет ведется без НДС.

Учет без НДС

Если мы вернемся к примеру и посмотрим, каким образом выглядит учет «А» при оценке доходов, расходов и активов без НДС, то в данном случае в мае компанией будут сделаны следующие проводки:

Приобретение товаров:

Дт Товары (сч. 41)
Кт Расчеты с поставщиками и подрядчиками (сч. 60)                         100 000 000 руб.

Дт НДС по приобретенным товарам, работам, услугам (сч. 18)
Кт Расчеты с поставщиками и подрядчиками (сч. 60)                           20 000 000 руб.

Реализация товаров в мае:
Отражение выручки от реализации:
Дт Расчеты с покупателями и заказчиками (сч. 62)
Кт Выручка (субсчет 90.1)                                                                             108 000 000 руб.

Отражение включенного в выручку НДС:
Дт НДС (субсчет 90.3)
Кт Расчеты по налогам и сборам (сч. 68)                                                   18 000 000 руб.


Отражение покупной стоимости реализованных товаров:
Дт Себестоимость продаж (субсчет 90.2)
Кт Товары (сч. 41)                                                                                                70 000 000 руб.

Отражение затрат на аренду
торговых и складских помещений в мае: 
Дт Расходы на продажу (сч. 44) 
Кт Расчеты с поставщиками и подрядчиками (сч. 60)                              5 000 000 руб.

Дт НДС по приобретенным товарам, работам, услугам (сч. 18)
Кт Расчеты с поставщиками и подрядчиками (сч. 60)                              1 000 000 руб.

Начисление заработной платы сотрудникам за май: 
Дт Расходы на продажу (сч. 44) 
Кт Расчеты с персоналом по оплате труда (сч. 70)                                3 000 000 руб.

Дт Расчеты по налогам и сборам (сч. 68)
Кт НДС по приобретенным товарам, работам, услугам (сч. 18)       21 000 000 руб.

Проводки за июнь 2012 г. я отражать не буду — сразу перейду к составлению форм отчетности. Баланс «А» на конец мая и июня, а также отчет о прибылях и убытках за два указанных месяца в данном случае примут вид, приведенный в табл. 3 и 4.

ТАБЛИЦА 3

Бухгалтерский баланс «А» на 01.07.2012, млн руб.

Статья баланса На 01.06.2012 На 01.07.2012
АКТИВ
НДС по приобретенным ценностям 0 0
Готовая продукция и товары для перепродажи 30 0
Дебиторская задолженность, в том числе 111 156
покупатели и заказчики 108 156
задолженность по налогам и сборам 3 0
ИТОГО
Актив
141 156
ПАССИВ
Нераспределенная прибыль (непокрытый убыток) 12 14
ИТОГО
Капитал и резервы
12 14
Кредиторская задолженность, в том числе 129 142
поставщики и подрядчики 126 132
задолженность перед персоналом организации 3 6
задолженность по налогам и сборам 0 4
ИТОГО
краткосрочные обязательства
129 142
ИТОГО 141 156

 

ТАБЛИЦА 4

Отчет о прибылях и убытках «А» за 01.05.2012 — 30.06.2012, млн руб.

Статья баланса Май 2012 г. Июнь 2012 г.
Выручка (нетто) от продажи товаров 90 40
Себестоимость проданных товаров 70 30
Валовая прибыль 20 10
Коммерческие расходы 8 8
Прибыль (убыток) 12 2

Как видно, в данном случае мы получаем более адекватную оценку прибыли компании, изменение работы которой в июне по сравнению с маем полностью соответствует снизившемуся объему реализации. Однако наши доходы, расходы и запасы товаров приведены без учета НДС. И если с выручкой все не так страшно (при использовании данной методологии без проблем можно ответить на вопрос, чему равнялась выручка с НДС), то вот сказать, во что нам обошлось приобретение товаров и сколько нами было потрачено денег на текущие расходы, уже невозможно.

Именно поэтому я и считаю, что оба общепринятых подхода к учету НДС — «один одного хуже»…

Расплата неминуема

Хочу поделиться с вами еще одним подходом к учету НДС, который позволяет:

  • видеть стоимость активов, выручку и затраты с учетом НДС;
  • иметь возможность достоверно определять сумму полученной прибыли, без влияния «отложенного» налога.

Более того, этот метод, в отличие от двух вышеприведенных, дает возможность в любой момент времени ответить на вопрос: «На какую сумму мы отсрочили уплату НДС по нашим прошлым реализациям в результате зачета налога по приобретению еще не проданных товаров?».

Я начал использовать этот метод практически сразу после того, как занялся финансовым консультированием. Тогда все компании просили меня об одном и том же: помочь разобраться с их НДС, с которым «творилось что-то не то». Наверное, такая гиперактуальность вопроса была связана с недавними (для того времени) изменениями в НК, а также с тем, что многие компании к тому моменту завершали фазы своего быстрого роста, сопровождавшиеся существенными увеличениями объемов их складов.

Тогда-то я задумался о финансовой сути… не НДС, а налога на добавленную стоимость. Мы так часто используем эту аббревиатуру, что забываем о том, что за ней стоит добавленная стоимость.

Действительно, мы платим НДС не с выручки или чего-то еще, а именно с добавленной стоимости. Если мы купили товар (как в нашем примере) за 100 000 000 руб., а продали за 130 000 000 руб., то именно с добавленных нами 30 000 000 руб. мы и заплатим НДС. Мы можем это сделать раньше, можем позже (если перекроем налог по этой нашей текущей реализации поступлением товаров, которые продадим в будущем) — все равно мы в конечном итоге этот налог заплатим именно с 30 000 000 руб.

Вернемся к нашему примеру. Почему «А» за май не платит НДС? Потому, что компания перекрывает его поступившим НДС по товарам, которые продает в июле. Но это не значит, что «А» не заплатит налог вообще никогда — компания сделает это в июне (точнее говоря, для очень внимательных читателей, в июле). Именно за июнь «А» заплатит НДС — и по стоимости, добавленной в мае, и по стоимости, добавленной в июне.

Честно говоря, мне не очень нравится словосочетание «добавленная стоимость». Чисто лингвистически. На мой взгляд, оно отдает нафталином и не соответствует передовым инструментам управления финансами компании. Мне бы очень хотелось сказать, что мы платим НДС от прибыли (а именно прибыль и понимал под добавленной стоимостью Карл Маркс), но это не совсем так.

Дело в том, что выручка у нас облагается НДС полностью (естественно, мы сейчас говорим про выручку от реализации товаров, работ и услуг, обороты по которым облагаются НДС). Если же посмотреть на затраты, которые мы несем в процессе получения этой выручки, то некоторые из них облагаются налогом, а некоторые нет. Например, такие статьи затрат, как заработная плата, страховые взносы, проценты по кредитам, банковские расходы и др., — в общем, все затраты, которые не названы в НК, налогом не облагаются.

Что касается тех затрат, которые в НК указаны (транспортные расходы, аренда и проч.), то здесь все интереснее. В общем случае мы можем сказать, что данные затраты подпадают под обложение НДС, за исключением тех ситуаций, когда мы приобретаем товары у лица, освобожденного от уплаты НДС (к примеру, использующего упрощенную систему налогообложения).

Так вот. Та добавленная стоимость, от которой мы в Республике Беларусь платим НДС, представляет собой разницу между выручкой компании и суммой затрат, облагаемых НДС.

Рассчитаем добавленную стоимость «А» в мае и июне (см. пример).

Выручка у нас облагается НДС полностью, то есть считаем, что в мае наши доходы составили 108 000 000 руб., а в июне — 48 000 000. Теперь смотрим по затратам. В составе затрат «А» есть: покупная стоимость реализованных товаров (облагается НДС, так как мы оплачиваем поставщику товар с налогом), аренда (облагается НДС), заработная плата (не облагается НДС).

Таким образом, чтобы посчитать добавленную стоимость, нам нужно из выручки вычесть покупную стоимость товаров и расходы на аренду. Получим за май добавленную стоимость, равную 18 000 000 руб. (выручка 108 000 000 руб. – покупная стоимость товаров 84 000 000 руб. – аренда 6 000 000 руб.), а за июнь — 6 000 000 руб. (48 000 000 руб. – 36 000 000 руб. – 6 000 000 руб.). Именно с этих сумм мы и должны уплатить НДС. Соответственно, НДС за май составит 3 000 000 руб. (добавленная стоимость 18 000 000 руб. × 20 / 120 ), а за июнь — 1 000 000 руб. (6 000 000 руб. × 20 / 120).

Почему же мы не платим НДС за май, если у нас в мае есть добавленная стоимость? Потому что по налоговому законодательству мы получаем по НДС своего рода отсрочку, так как перекрываем его уплатой поставщику НДС по товарам, которые мы реализуем в июне. Зато в июне нас настигает расплата. В июне мы должны уплатить уже 4 000 000 руб. НДС, несмотря на маленькую добавленную стоимость в этом месяце. Потому что мы уплачиваем НДС не только за июнь (1 000 000 руб.), но и за май, по которому получили своеобразную отсрочку. В реальной жизни расплата уже в следующем месяце может и не наступить, если вы в нем приобретете товары, которые будете реализовывать в июле. И так далее, и тому подобное. Но, к сожалению, никуда вы от этой расплаты не денетесь.

Чтобы показать корректность расчетов, предположим, что наши товары мы приобретаем у индивидуального предпринимателя, который не является плательщиком НДС. Что изменится в данном случае? Из расчета добавленной стоимости нам необходимо убрать покупную стоимость товаров, так как данная статья затрат становится не облагаемой налогом. И тогда для мая, например, добавленная стоимость составит 102 000 000 руб. (выручка 108 000 000 руб. – аренда 6 000 000 руб.), а сумма налога составит 17 000 000 руб. (102 000 000 руб. × 20 / 120). Пусть въедливый читатель самостоятельно перепроверит, ч

Источник: Журнал "Финансовый директор"
вернуться к публикациям
Комментарии (0)
Войти как

Автор публикации

ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ