+375 (17) 217-00-62
+375 (29) 644-15-77
+375 (29) 215-94-83
  • Сведения на вес золота. Добыча в кризис достоверной информации о рентабельности

Сведения на вес золота. Добыча в кризис достоверной информации о рентабельности

14.11.11г.
Рубрика: Бизнес-образование, Консалтинг Направление: Финансы Авторы: Егор Егорушкин

В прошлом номере «Финансового директора» мы с Вами разговаривали о рентабельности продаж. Вместе с тем я заметил, что в последнее время меня на семинарах все чаще и чаще начинают спрашивать: «А как рассчитать тот либо иной показатель в текущих условиях?». Точнее говоря даже не как рассчитать. В расчетах-то никакой сложности нет. А вот как рассчитать таким образом, чтобы данный показатель отражал истинное состояние дел?

На самом деле, то, что сейчас происходит в нашей экономике, делает очень и очень проблематичным восприятие управленческой отчетности Компаний. Процедуры управленческого учета, применимые в стабильных и спокойных условиях, абсолютно перестали выдавать нужный продукт в «штормовую погоду». Бухгалтерского учета, естественно, тоже. Но мы в общем-то и в спокойных условиях не ожидали от него реального отражения дел, происходящих в нашей Компании.

Я знаю множество предпринимателей, которые еще недавно ждали отчетности, как вестей с фронта. А сейчас… Ну не будут готовы отчеты завтра – ну и Бог с ними. Когда я спрашиваю, а почему такие изменения, мне просто и откровенно отвечают: «А зачем? Я все равно ничего там сейчас не понимаю и ничему там не верю».

Начнем с того, что львиная доля наших Компаний управленческий учет ведет в долларах США. Это на самом деле так. Как я иногда шучу: «В мире белорусов постоянно путают с американцами – это две единственных нации, которые все считают в долларах». При этом большинство операций осуществляются в белорусских рублях. И сейчас просто непонятно, а какой курс брать для пересчета? Кто-то берет курс Нацбанка, кто-то лезет на сайт prokopovi.ch и смотрит там средний курс, кто-то там же ищет максимальный, а кто-то еще и к нему добавляет какую-нибудь премию на риск. Кто-то каждый месяц играет в эксперта и заявляет: «Мне кажется, что реальный курс сейчас …». Не удивлюсь, если кто-то для пересчета просто генерирует случайные числа. Да что я Вам рассказываю! Вы сами, наверное, постоянно пытаетесь решить, а какой же метод правильный.

И что получается в итоге? Ладно еще, что для того, чтобы оценить баланс нужно понимать, а какой курс использовался. Управленческий учет все-таки он для внутренних целей, то есть его пользователи представление об используемом курсе имеют. Но получается, что у продавца и покупателя операция отражается в разной стоимости. Продавец продал товар за USD200, а покупатель – купил за USD100. И вроде бы ничего страшного, управленческий учет же не для того, чтобы в Минфине сводить межотраслевой баланс. Но мы совсем теряем представление о том, сколько стоят наши активы. У нас товар на балансе отражен за USD100, хотя продали нам его за USD200. И о размере доходов, кстати говоря, тоже. Мы вроде бы продали за USD200, а купили у нас его за USD100. Если бы мы оперировали одинаковыми ценами – кто его знает, купили бы или нет…

Поэтому, все больше и больше наших Компаний в качестве временной меры приходят к ведению управленческого учета в белорусских рублях. Как я иногда говорю: «Рубль постепенно становится конвертируемой валютой. Мы хотя бы учимся считать в белорусских рублях. Правда, только потому, что не знаем, как перевести их в доллары». Сейчас, кстати говоря, это уже вроде бы стало не настолько актуальным, в связи с открытием на БВФБ дополнительной сессии. Только почему-то события последних дней подсказывают мне, что курс этой сессии настолько же отражает реальную ситуацию, как и курс на основной сессии.

Но, в любом случае, просто механический перевод процедур управленческого учета с работы в валюте на работу в белорусских рублях ситуацию не исправит, а, скорее всего, еще более ее усугубит. Произвели или купили мы какой-нибудь товар 3 (да что там 3!, месяц!) месяца назад за Br 300 000, продали его сегодня за Br 600 000. Ура? Не знаю… Сколько у нас рентабельность продаж? 50%? Не знаю… Является ли это заслугой наших работников, или скорее счастливым стечением несчастливых обстоятельств? И сможем ли мы эти 50% рентабельности повторить в будущем?

Вместе с тем, если внести в учетные процедуры некоторые изменения, то даже сегодня мы можем получать ответы на все эти вопросы.

Если мы говорим о рентабельности продаж, то, на мой взгляд, все болезни управленческого учета лечатся простым введением процедуры переоценки товарно-материальных ценностей. Только не следует ее путать со стандартной процедурой уценки товарно-материальных ценностей. Применяя переоценку, мы будем стремиться не к тому, чтобы следовать принципу предосторожности при оценке наших активов, а к тому, чтобы на момент продажи их себестоимость была отражена по текущей рыночной стоимости.

Как это будет работать на практике? В первую очередь нужно разработать механизм, с помощью которого мы будем определять текущую рыночную стоимость наших товаров. В тех случаях, когда это возможно, самым простым подходом, на мой взгляд, является приведение стоимости ТМЦ к цене их последнего приобретения.

Давайте рассмотрим процедуру переоценки товарно-материальных ценностей на простом условном примере.

Пример 1. Компания А занимается оптовой продажей бытовой техники. В марте 2011 года Компания приобретает 3 микроволновых печи модели МВ по цене Br 400 000. В октябре этого же года А получает заказ на 4 печки МВ по цене Br 1 300 000 за единицу. Компания докупает у поставщика одну печку за Br 1 000 000 и осуществляет реализацию на указанных условиях.

Давайте попытаемся оценить рентабельность продаж А. Ее выручка за октябрь 2011 года составит Br 5 200 000 (Br 1 300 000 x 4 шт), а покупная стоимость реализованных товаров – Br 2 200 000 Br (Br 400 000 x 3 шт + Br 1 000 000 x 1 шт). Валовый доход А за октябрь составит Br 3 00 000 (Br 5 200 000 – Br 2 200 000), а рентабельность продаж (рассчитанная по валовому доходу) – 58% (Br 3 000 000 / Br 5 200 000).

Однако данный показатель не отражает реальной эффективности деятельности А. Очевидно, что за период с марта 2011 г. до октября 2011 г. на рынке произошли существенные изменения, которые привели к значительному изменению цен на реализуемые А печки МВ. В результате этого значение рассчитываемого нами показателя рентабельности в первую очередь зависит не от того, насколько эффективно в А выстроены процессы закупки и продажи товаров, а — от даты приобретения товаров для последующей их перепродажи.

Давайте в момент поступления четвертой печки МВ переоценим до стоимости ее приобретения и три находящиеся на данный момент на складе А печки и доведем их себестоимость приобретения также до Br 1 000 000. В этом случае выручка А, естественно, не изменится, а вот покупная стоимость реализованных товаров возрастет до Br 4 000 000 (Br 1 000 000 х 4 шт). Валовый доход от реализации печек составит Br 1 200 000 (Br 5 200 000 – Br 4 000 000), а рентабельность продаж 23% (Br 1 200 000 / Br 5 200 000).

На наш взгляд, показатель рентабельности, рассчитанный во втором случае, в большем случае отражает реальную эффективность деятельности Компании. Он показывает, насколько эффективно выстроена наша деятельность в текущих условиях, исключая влияние внешних факторов.

Давайте теперь попытаемся рассмотреть, каким образом в управленческом учете будет отражаться переоценка товарно-материальных ценностей.

Можно использовать два подхода. В первом случае переоценка будет признаваться нашими доходами или расходами и отражаться по отдельной статье в отчете о прибылях и убытках. В этом случае важно, чтобы производился расчет двух показателей прибыли Компании: прибыль по основной деятельности (расчет данного показателя будет вестись исходя из переоцененной стоимости печек) и чистая прибыль (расчет данного показателя будет вестись исходя из фактической цены приобретения печек). Так, например, в случае с А в октябре 2011 года ее прибыль по основной деятельности составит Br 1 200 000, а чистая прибыль – Br 3 000 000.

Что нам будут говорить данные показатели? Чистая прибыль будет говорить нам о том, что на самом деле от реализации печек мы получили доход в размере Br 3 000 000. И это на самом деле так. Продали мы их за Br 5 200 000, купили за Br 2 200 000. Никаких дополнительных затрат мы не несли. В чем же смысл показателя прибыли от основной деятельности? Зачем нам его рассчитывать дополнительно? Дело в том, что данный показатель покажет нам, насколько эффективно выстроена наша деятельность. Какую прибыль в текущих условиях позволяют получать выстроенные в нашей Компании процессы. Ведь если бы мы все четыре печки приобрели сегодня, то заработать мы бы могли только Br 1 200 000.

В этом случае переоценка печек А в октябре 2011 года будет отражаться проводкой вида:

Дт Товары Br 1 800 000
Кт Доходы от переоценки ТМЦ  Br 1 800 000

 
Во втором случае величина переоценки не будет отражаться в отчете о прибылях и убытках, а будет попадать на увеличение балансовой нераспределенной прибыли Компании. В этом случае в отчете о прибылях и убытках мы увидим, сколько Компания заработала исходя из текущих условий деятельности, а из баланса будет видно, сколько мы смогли заработать как в результате наших усилий, так и в результате изменения внешней среды.

В этом случае переоценка печек А в октябре 2011 года будет отражаться проводкой вида:

Дт Товары Br 1 800 000
Кт Нераспределенная прибыль Br 1 800 000


На самом деле, принципиальной разницы в этих подходах нет. И в том и другом случае мы сможем получить всю информацию, которая необходима нам для управления Компанией.

Чисто субъективно, я обычно придерживаюсь следующего подхода. Если мы организовываем переоценку товарно-материальных ценностей на постоянной основе (раз в месяц, например) вне зависимости от того, реализованы товары или нет, то я рекомендую относить переоценку непосредственно на балансовую прибыль, минуя счета наших доходов и расходов. Мне кажется, что в данном случае речь все-таки идет об изменении величины наших пассивов и активов, а не о получении нами доходов. Если же мы производим переоценку только в момент реализации, то здесь я рекомендую использовать счета доходов и расходов, так как в данном случае мы уже имеем дело не с каким-то потенциальным получением дохода в результате изменения рыночной стоимости наших активов, а с уже свершившимся фактом.

Таким образом, как Вы видите, применение переоценки себестоимости товарно-материальных ценностей до текущей их рыночной стоимости позволяет сохранить информативность нашей отчетности на нужном нам уровне и в текущих, весьма непростых, условиях.

Однако давайте вернемся к вопросу, который мы обозначили в самом начале: как определить текущую рыночную стоимость приобретения ТМЦ. Понятно, что пример, который мы привели, является условным. То есть применение переоценки до уровня цены текущего приобретения даст необходимый результат только в том случае, если у нас происходит постоянное, чуть ли не ежедневное, пополнение наших запасов. Но если бы А поступил заказ на три печки МВ и ей не пришлось бы докупать в октябре четвертую? Что делать в таком случае?

Скорее всего, с точки зрения баланса информативности данных управленческого учета и объема трудозатрат, затрачиваемых на их получение, наиболее привлекательным выглядит введение периодической переоценки. В этом случае мы должны определиться с временным лагом, на протяжении которого мы считаем изменение рыночных цен несущественным. Понятно, что сегодня, когда поставщики переписывают прайсы практически ежедневно (а те, кто делает это раз в неделю, например, те считают цену на сегодня и закладывают в нее нужный им резерв на будущую неделю) применение ежемесячной переоценки не даст нужного результата. А вот проведение переоценки раз в неделю позволит получить достаточно близкие к истине результаты.

Если мы говорим о продаже каких-либо дорогостоящих объектов, которых мы продаем ограниченное количество, мы можем справляться о цене поставщика перед каждой продажей.

Сложнее всего получить качественный результат в Компаниях с широким ассортиментом реализуемой продукции, в особенности, если отдельные ее номенклатурные группы имеют существенную разницу в оборачиваемости. Например, розничный магазин, где имеется несколько тысяч наименований реализуемых товаров, при этом молоко закупается практически ежедневно, а макаронные изделия – раз в два месяца. Или в тех случаях, когда Компания имеет сложный производственный процесс, в результате которого себестоимость произведенной продукции имеет множество примерно равнозначных составляющих. В этом случае целесообразно использовать уже какие-то усредненные подходы. То есть, например, в магазине может вестись постоянная переоценка высокооборачиваемых товаров, а при продаже товара, последняя партия которого поступила в магазин достаточно давно, переоценка будет производиться с использованием среднего индекса цен по магазину за прошедший с момента поступления период.

Практика показывает, что в каждом случае может быть разработан достаточно простой подход, который позволит на выходе достаточно точно привести себестоимость запасов к текущим рыночным ценам.

Следует отметить, что переоценку товарно-материальных ценностей можно использовать не только в условиях нестабильности. Его также целесообразно применять в случае существенных изменений во внешнем окружении деятельности Компании. Например, при изменении таможенных пошлин на товар или сырье. При наличии существенных запасов данных ценностей на складе, целесообразно также произвести пересчет их стоимости с учетом новых таможенных пошлин, чтобы оценить, насколько рентабельно сможет работать Компания в новых условиях.

Таким образом, сегодня мы с Вами рассмотрели достаточно простую учетную методику, которая позволяет получать нам достоверную информацию о рентабельности нашей деятельности даже в условия постоянной нестабильности цен на используемые Компанией ресурсы.

Вместе с тем, сегодня сложности возникают не только с расчетом рентабельности, но и практически со всеми аспектами деятельности Компании. Однако это не говорит о том, что нам нужно на ближайшее время махнуть на управленческую отчетность рукой и управлять Компанией, повинуясь нашей интуиции. В каждом случае мы можем найти какие-либо инструменты, которые позволят сохранить информативность Вашей отчетности на привычном Вам уровне.

В случае, если я в ближайшее время увижу, что большинство Компаний волнует какой-либо еще единый для всех вопрос, касающийся организации учета в условиях нестабильной экономики, я обязательно Вам о нем расскажу и предложу какое-нибудь лекарство.

Но если у Вас существует какая-нибудь конкретная сложность – напишите мне о ней по адресу: egorushkin@zis.by.Развернутый аналитический материал я Вам не обещаю, но какой-нибудь действенный совет от меня Вы обязательно получите. 

Источник: журнал "Финансовый директор"
вернуться к публикациям
Комментарии (0)
Войти как

Автор публикации

ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ